Na volne zdorovogo obraza Novosibirsk

Интервью с главредом

Давид Бурман: «Театр в Кемерове - нужен!»

Давид Бурман: «Театр в Кемерове - нужен!»

Текст: Гаяне Чакмакчян.

Премьера спектакля «Тестостерон» в Кемеровском театре драме им. А.В. Луначарского вызвала большой ажиотаж среди зрителей. Сугубо мужская история стала своеобразным ответом на женский моноспектакль «Целлофан», который здесь с успехом показывают не первый сезон.

О том, почему репертуар театра разделили на «мужские» и «женские» спектакли, о высокой миссии современного продюсера, а также о своем восприятии города Кемерово главному редактору журнала «Bellissimo» Ольге Прокудиной рассказал ведущий театральный продюсер России, нынешний арт-директор театра драмы Давид Бурман. Напомним, что он приехал по приглашению директора драмтеатра Алексея Разукова, и в течение года будет заниматься всевозможными театральными экспериментами.

«Люди ходят в театр, если есть время»

 

– Когда человек переезжает в Сибирь из столичных городов, сразу настораживаешься: почему, что его там не устроило…

– Театральный мир – это удивительное сообщество. Но многие убеждены, что самое настоящее оно – лишь в Москве и Санкт-Петербурге: «Именно там есть театры, мир искусства, вот там-то люди живут!». И сейчас я здесь, чтобы доказать, что это не так! Если бы не было провинции, то не было бы и столицы. Все очень просто. И потом, мне стало скучно в Питере. Все было очень хорошо. У меня находилось в подчинении около двух тысяч человек, и эта жизнь давно не была связана с театром. Я – продюсер.

И вот как-то директор кемеровского драмтеатра Алексей Разуков, кстати, он закончил институт, где руководила профессор Е.А. Левшина и я (речь идет о Федеральном государственном институте инновационных программ повышения квалификации и переподготовки работников культуры «Интерстудио» – прим. авт.), предложил поставить спектакль «Эмигранты» здесь. Я взял и сделал это.

 

– Чувствуете себя эмигрантом в Кемерове?

– Я – экспортер. Я экспортировался сюда, а отсюда импортирую себя в мировое сообщество. В кемеровском драмтеатре – очень хорошая труппа и большие возможности. Когда спрашиваешь у кемеровчан, давно ли они были в театре, в ответ звучит: «Да что там смотреть-то! Вот в театрах Москвы и Санкт-Петербурга…». Но вот в чем парадокс: спросишь – нужен ли вообще театр в Кемерове, все ответят, что нужен. Будут ли ходить? Если найдут время.

 

– Но ведь находят же, чтобы ходить в кинотеатры…

– Вы знаете, что еще совсем недавно кинотеатры были пустые. А что изменилось? В первую очередь – отношение. Сейчас это стало внятным досуговым времяпровождением. Такое вот случилось медийное развитие индустрии. И именно для таких, тоже медийных, шагов я приехал сюда. Медийщики воспринимают театр как продукт, а зрителя коробит такое восприятие: мол, ну как театр может быть продуктом? Зрителю нужна сказка – некая придуманная история, не такая, как у него.

По большому счету, развитие театрального искусства должно двигаться к людям. Когда человек не видит точек соприкосновения себя с культурой, не знает никаких ориентиров, надо показать их ему, указать верный путь. Сегодняшний зритель судит обо всем по информации из СМИ: сам не видел, но ставит оценку. А ведь нужно самому сходить, посмотреть и оценить! Сейчас вот мы с вами общаемся и медленно движемся к конечной цели – полным залам.

 

– Так вчера зал и был полный!

– Да, но это была премьера спектакля «Тестостерон». А мы играем 34 спектакля в месяц. Моя задача – не увеличить поток зрителей, а сбалансировать количество их и спектаклей. Кемерово – город чистый, ухоженный, порядок здесь чувствуется во всем. Обязательно следует также сделать театр губернаторским. У нас монархическая страна: если власть будет ходить в театр, тогда и люди пойдут. Допустим, приезжает театр Олега Табакова – представители власти приходят, правильно? Сейчас будут ходить и в Музыкальный театр Кузбасса, потому как здание обновили. Кстати, мы уже договорились с музыкальным театром о взаимном предоставлении площадок: у них – наши спектакли с Константином Хабенским, а у нас – их «Калина красная». Это прямое партнерство: сегмент зрителей, как ни крути, один – всего 500 тысяч населения.

 

«У нас есть спектакли про мужчин и про женщин»

 

– Вы часто говорите, что театр несет в нашу жизнь позитив и толерантность…

– Театр – живой организм, там работает 150 человек. Это храм, объединяющий всех и вся творческим сознанием. И никто не скажет, что это мертвое место, застывшее ортодоксальное строение. Храм – то место, где мы понимаем, как себя вести, и туда мы надеваем не джинсы, а праздничную одежду. Ощущение себя сопричастным миру искусства – это очень важно! Да, в какой-то момент низменное может победить: ну, зачем я туда пойду, лучше дома посижу на диване, пивка попью… Поэтому я как продюсер должен подсказать мотивацию, дабы человек пришел в театр. Это и есть одна из миссий моего пребывания в Кемерове.

 

– Другие миссии у Вас есть?

– У каждого есть своя личная миссия. Для себя я ее давно определил. Нужно сделать так, чтобы в месте, где я живу, мне не было тоскливо. А если мне хорошо, значит, и моему окружению тоже не скучно. Если ты себя позиционируешь как человека XXI века, то не важно, сколько тебе лет. Важно то, какой след ты собираешься оставить после себя. Вот такая продюсерская миссия.

 

– О чем Ваши «гендерные» спектакли?

– «Целлофан» по пьесе исландского драматурга Бьерк Якобсдоттир – спектакль для мужчин про женщин. А «Тестостерон» по пьесе современного польского драматурга Анжея Сарамоновича – альтернатива «Целлофану»: для женщин, чтобы они увидели, о чем думает и чего хочет мужчина.

Сильный пол живет разумом, а слабый – эмоциями, сердцем. Хорошо, когда разум и эмоции гармонично сосуществуют! С моей точки зрения, мужчины в нашем сообществе стали инфантильными. И виноваты в этом женщины. Вы все берете на себя, решаете многие проблемы за мужчин. Поэтому мир изменился. Я не делю работу на мужскую и женскую. Сегодня, когда есть стиральная машина, комбайн, посудомоечная машина, можно отлично существовать с точки зрения быта, для этого не обязательно состоять в серьезных отношениях. Можно даже нанять горничную, и это будет лучше, чем слушать бесконечные женские речи о том, что и как мужчине надо делать по жизни. И, конечно, если нет любви в браке, то не стоит жить вместе. Это грех. Не ощущаете чувств – решайте для себя, что делать с этим дальше.

 

– В конце беседы я традиционно прошу Вас оставить свои пожелания для читателей «Bellissimo».

– Живите в любом месте, но с ощущением внутреннего позитива и толерантности!

 

Досье

Давид Семенович Бурман, продюсер, режиссер, арт-менеджер.

Родился 13 ноября 1961 года.

Образование: Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства.

Карьера: с 1993 года и по настоящее время – Президент и директор международного фестиваля кукольных и синтетических театров «КУКART». Также является продюсером многих спектаклей, ректором Федерального государственного института инновационных программ повышения квалификации и переподготовки работников культуры «Интерстудио» (г. Санкт-Петербург).

 
  • DACHA
  • Barboss
  • Estet
  • Estel Adoni
  • Toyota
  • Studio AB
  • Sova
  • SibTop
  • Paskal
  • Modern Group
  • MirTek
  • Mimino
  • Megapolis
  • ITF
  • Zolotaja Linia
  • Zaboy
  • Evrazia
  • Geometria
  • Style Avenue
  • ResStar
  • Impress
  • FashionHolding
  • STS
  • Caterina Leman
  • Bogner
  • BKS
  • TexStyle
  • Шелли
  • ТайгаГифт
  • Новелла
  • Овум-Медико
  • Фамози
  • Модные обои
  • АртВуд
  • Веранда
  • Царские палаты
  • Opera
  • MrDoors
  • Lancel
  • M.Reason
  • ЦЭМ
  • Камелия
  • PierreCardin
  • Ривьера
  • Венеция
  • Ричард
  • Сбербанк